Судебная практика адвоката Артема Дюкова 

Признание договора дарения недействительным.

 

Работая в паре с коллегой-адвокатом, было дело на ряду с уголовным. Перед смертью пенсионер подписал договор дарения и после чего наступила смерть при невыясненных обстоятельствах. Предметом договора была квартира. Гражданское дело в суде длилось более года.

В основание иска были положены нормы статьи 177 Гражданского кодекса РФ, именуемые как «аномальная дееспособность». Запрашивались документы в нескольких медицинских учреждениях, которые бы свидетельствовали о том, что даритель не мог в полном объеме отдавать себе отчет в своих действиях. Также допрашивалось множество свидетелей, запрашивались документы и характеристики с места работы.

 

Результат. В итоге всё дело было отправлено на комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. Заключение эксперты было положительным, то есть признавало, что даритель не осознавал своих действий до конца и договор дарения был расторгнут. Квартира отошла наследникам. В срок исковой давности 1 год с доверителем уложились.

Раскрытие тайны усыновления без согласия на то усыновителей.

 

Ко мне обратилась женщина предпенсионного возраста с просьбой о помощи заставить орган ЗАГСа предоставить информацию о её биологических родителях. Её удочерители умерли еще в 1990-х годах и получить разрешение, как предусмотрено Семейным кодексом РФ и Федеральным законом «Об актах гражданского состояния», на разглашение тайны усыновление не представляется возможным. Во всех остальных случаях сотрудники ЗАГСа несут уголовную ответственности за разглашение подобной информации по статье 155 УК РФ.

На первый взгляд ситуация патовая, но проанализировав судебную практику и изучив позицию Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ мы подали административное исковое заявление в районный суд. Первый раз наше заявление оставили без движения, а после вообще вернули. Мы не были намерены сдаваться и подали второй раз то же самое заявление по тем же основаниям.

Результат. Гражданское дело оказалось в производстве другого судьи и административный иск удовлетворили. ЗАГС выдал необходимый документ. Доверитель получила необходимую информацию. Всяческая ответственность с работников ЗАГСа была снята.

 

Защита обвиняемого в разбойном нападении.


Волею судьбы мне пришлось защищать в течении нескольких месяцев одного человека, обвиняемого в разбойном нападении по части 2 статьи 162 Уголовного кодекса РФ. Прогноз назначения наказания был близким к максимальному, то есть 10 лет реального лишения свободы. Мой подзащитный был ранее неоднократно судим, и последнее преступление было совершено им по части 3 статьи 162 УК РФ, которое предусматривает максимальное наказание до 12 лет лишения свободы, то есть особо тяжкое, то есть опасный рецидивист.

Преступление было совершено якобы с угрозами и применением кухонного ножа из-за подозрения на кражу у моего подзащитного суммы, признаваемой действующим УК РФ существенной. Перевод потерпевшая осуществила через онлайн-сервис Сбербанка и тем самым оставила для формирования следователем доказательственной базы денежный след. Но все остальные доказательства были косвенными или малозначительными.

Результат. Суд, формулируя свои доводы выручающей суды фразу «Учитывая совокупность доказательств…» несмотря на то что они были косвенными, вынес обвинительный приговор с минимальным наказанием в три с половиной года.


Лишение родительских прав.

 

Совершенно случайно у меня на консультации оказалась семья, состоящая из четырех человек. Мама, папа, старшая дочь и младший брат. Всё было замечательно в этой семье, кроме одного юридического момента. У дочки был другой биологический отец, который злоупотреблял своими родительскими правами. По ходу ведения консультации выяснилось, что таких детей у этого биологического отца девочки по всей стране с десяток и он был убежден в том, что главное родить ребенка и после наступления его совершеннолетия в случае необходимости заявить об обязанности выплачивать в его пользу алименты на содержание, например, по старости.

Такого папашу нужно было лишать. Но, лишение родительских прав достаточно суровая мера привлечения к ответственности и суды подходят к этому вопросу неоднозначно. Любой судья при поступлении такого иска склоняется к тому, чтоб не лишать родителя своих прав на ребенка, оставить ребенка в семье и т. п. Только при выявлении обстоятельств, которые явно свидетельствуют о грубых нарушениях и преступлениях, совершаемых родителем, прибегать к этой мере ответственности.

Результат. В нашем случае нам, адвокату, трем свидетелям и истице удалось убедить судью, прокуратуру и орган опеки в необходимости лишить неблагополучного биологического отца родительских прав.

Взыскание дебиторской задолженности по договору экспедиции.

Один из заказчиков регулярно нарушал сроки оплаты, установленные договором. Однажды, этот контрагент напроч отказался платить по выставленным ему счетам за транспортировку его грузов. Пришлось рассчитывать неустойку за все просрочки за последние 3 года. Она получилась чуть более основного долга. Результат. Заплатив государственную пошлину от рассчитанной суммы, подали иск и ровно через два месяца нам удовлетворяют в полном объёме, гос. пошлину возвращают также в полном объеме, но заявленную неустойку, предусмотренную договором 0,3% за день просрочки от суммы задолженности, суд снизил примерно в 4 раза! Расходы на представителя также удовлетворил в полном объеме.

Включение объекта недвижимости в наследственную массу и признание права собственности.

Мне пришлось поработать в интересах других лиц — включить этот объект в их наследственную массу (риск был в том, что наследники могли отказаться от сделки купли-продажи после получения в собственность).

Пришлось посещать архив города, БТИ, делать все возможные запросы в Росреестр и вызывать на замеры кадастрового инженера, чтобы сразу поставить на учет этот объект. Подготовительная стадия проходила несколько месяцев по сбору документов и переговорам с наследниками, а в суде решение было принято относительно быстро. После вступления решения в силу объект недвижимости внесли в реестр и сделку провели вполне успешно.